Мнения

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 

Галстук вместо колорадкиПочти полное отсутствие цивилизованного рынка мест для трудоустройства выпускников христианских учебных заведений заставляет их все чаще обращать внимание на светские должности. Там, как правило, ценят внеконфессиональные христианские добродетели и порядочность, но скрывают отсутствие карьерного роста во многих сферах.

Таких, как бывший капуцинский монах Ярослав Антонов, на польском сленге окрестили «парашютистами». Так называют тех, кто прекратил обучение в монастырской семинарии и «приземлился», как в его случае, в светском католическом заведении - в Папской теологической академии (сейчас это Папский университет им. Иоанна Павла II). Уже позже Антонов, бывший киевлянин, защитил магистерскую работу по теологии и пошел на аспирантуру по религиоведению в Краковский Ягеллонский университет. Поскольку молодой человек в Папской академии профессионального образования не имел и со вступлением в государственный вуз потерял стипендию Академии, он вынужден был зарабатывать деньги на пребывание в польском городе. Наконец, он все бросил, выучился на агента по недвижимости и женился на полячке. Возвращение в Украину в планы энергичного киевлянина не входит.

Резкий поворот

Что заставляет молодых и перспективных людей закрывать глаза на несколько лет обучения в религиозных вузах и открывать для себя светские специальности, которые требуют уже другие интеллектуальные и нравственные способности, и, временами определенное отсутствие последних? Ответ бывших выпускников поражает своей одинаковостью: или не перспективность возвращения в свою общину, где нет возможности профессионального роста, или нехватка денег для семьи.

Интересно, но именно Польша является своеобразной образовательной Меккой для украинских римо-католиков. Органистка Наталья Витковская также отправилась на учебу к Папской академии в Кракове, где через пять лет получила соответствующий диплом. По ее словам, она осталась в Польше из-за бесперспективности традиционного служения в своей римо-католической общине. Далее - педагогическая аспирантура в Ягеллонском университете, курсы маркетинга (ведь стипендии нет), работа в качестве ассистента директора предприятия и бракосочетания с Витольдом Александром Цемпелем, вместе с которым уже Наталья Цемпель открыла фирму, которая предоставляет услуги по стратегическому консультированию и структурному построению бизнеса. Реалии жизни преодолели романтический настрой души служить все время преподавателем Религии в школе (Такой перспективы в Украине даже нет).

Винницкий доминиканец Владислав Лапето после религиозного учения сразу поступил на третий курс философского факультета и, даже не защитив магистерскую работу, начал работать ... официантом, а затем - менеджером в фирме, занимающейся дистрибуцией грузинских вин в Кракове. Его услуги всегда пригодятся, ведь Краков - важный культурно-исторический центр польского государства.

Толкает семья

Но есть небольшой нюанс. «В Польше монастырский или просто «теологический» бэкграунд в биографии повышает уровень доверия у работодателя к претенденту на должность, ведь они считают, кандидат обладает многими качествами, которые в бизнесе в цене, - честность, ответственность и порядочность», - делится инсайдерским наблюдениям Екатерина Новикова, магистр теологии и лиценциата философии Краковской папской академии.

Если вера помогает полякам с трудоустройством, украинским верующим разных Церквей не стоит на это надеяться. Работодатели могут смотреть на любой откровенный религиозный фон кандидата с непониманием, или с подозрением. Если обучение в духовной семинарии или академии в традиционных конфессиях открывает путь к реализации священнического призвания, то результат обучения в конфессиональном университете - одинокий выпускник с документом, в большинстве случаев не признается (в Украине) государством, но может заинтриговать HR-менеджера в какой-нибудь фирме средней руки. Бывший костопильчанин, а теперь - верный киевской баптистской общине Руслан Козлюк предусмотрительно решил эту проблему. Уже на втором курсе пасторского факультета в Киевском христианском университете (один из НЗ, входящая в образовательную структуру ВСЦ ЕХБ - авт.) Студент начал обучение в Межрегиональной академии управления персоналом, после этого в Международном университете финансов. Знания и навыки, приобретенные во время религиозного обучения, он использовал работая в Центре христианского сотрудничества (просветительско-миссионерская протестантская организация, директор - баптистский пастор церкви в г. Буча Виктор Кульбич) и далее в Областной баптистской канцелярии. Однако причиной перехода из профессионального служения в бизнес стало, по словам Козлюка, рождения ребенка. «Даже во время учебы в КХУ знал, что работать будет нужно, но знаю, что не все студенты так думали», - рассказывает Козлюк о распространенных в «своей» среде мнениях. Теперь он работает в одном из киевских отделений венгерского OTP Bank. В отличие от Натальи Цемпель и Ярослава Антонова, которые после обучения религии попали в светский бизнес из-за отсутствия профессионального и личного роста, его мотивация вполне справедлива. «Иногда я допускаю, что человек может, по Божьему призванию, временно сместить акцент служению 247 на бизнес, когда во времени появляется вопрос о поддержке своей семьи и других христиан», - рассказывает Клей Квартерман, PhD, президент Евангельской реформатской семинарии Украины. Однако основные проблемы связаны даже не с фактом необходимости кормить семью, а с тем, что неразвитость религиозного рынка и общая финансовая нестабильность не позволяют выпускнику зарабатывать достаточно.

Не по специальности

Сказать, что архитекторы постсоветского богословского образования об этом не знают - значит серьезно просчитаться. Факт безработицы бывших студентов духовных вузов существует, конечно, на фоне аналогичных процессов в светском образовании: только половина украинцев, по данным авторитетного рекрутингового портала rabota.ua (на 2011 год), заявили, что не работают по той специальности, по которым они учились в вузе. В Российской Федерации ситуация еще хуже: только 25% россиян, по данным Левада-центра, рассчитывает на работу по специальности, остальные об этом даже не мечтают.

Написаны тоны материалов о стратегических ошибках украинских протестантов, которые выбрали зарубежную систему научных степеней (тем самым демонстрируя «конфетку» в виде признанных на Западе дипломов мотивируя тем самым талантливых эмигрировать заграницу) и Украинских православных, до сих пор не создавших открытый православный университет. В России, где есть возможность получить образование на православном факультете, выпускник после окончания образования, встретится с жесткой конкуренцией и дискриминацией в оплате труда, уверен д.ф.н. Юрий Черноморец: «Главная проблема не в том, что РПЦ не согласна создавать рабочее место (для выпускников университетов - А.Г.), а в том, что за это место не хотят хорошо платить. В РПЦ постоянно недоплачивают, а на «хороших» местах - «свои», «чужим» вход не разрешено ». Итак, «уже не» религиозные студенты встречаются с требованиями жизни зарабатывать деньги вне стен церкви и ее инфраструктуры.

Содержание вместо формы

Ответственные лица за образование знают, что дела идут не хорошо: уровень зарплаты в миссиях и других местах толкает к поиску второй работы или по совместительству. Именно поэтому Юрий Апатов, исполнительный секретарь Евро-Азиатской ассоциации ЕХБ, уверен, что бизнес и качественное служение Богу совместить возможно: «Я считаю, что это является хорошей практикой, если диплом выпускника дает официальную возможность подрабатывать вне церковного служения». Но как светские HR-менеджеры смотрят на планы выпускников духовных вузов подрабатывать?

«Ситуация на сегодняшнем рынке такова, что мы больше обращаем внимание даже не на образование человека (хотя это немаловажно), а на его знания и навыки нам интересны личные характеристики соискателя и его цели, чего он хочет достичь в компании», - делится опытом Алена Ивченко, директор по работе с персоналом киевской компании Гараж Плюс (с 2003 г.; продажа автошин и дисков). Примета переходных экономик - ориентация на приобретенные навыки и опыт работы по специальности, а не на диплом, который резюмирует длительное и сложное обучение специальности - сегодня играет выпускникам духовных вузов на руку. Все опрошенные при подготовке материала эксперты утверждают, что бывшие семинаристы не почувствуют особого давления при трудоустройстве на должности, не требующие определенных специализированных знаний (по медицине, юриспруденции, техники и т.п.), ведь они имеют удельное конкурентное преимущество - имидж честного и добропорядочного человека, который, конечно, можно разрушить во время первого же собеседования. «В современном украинском бизнесе гораздо больше ценят то, кем является человек на самом деле и что он может сейчас дать предприятию», - уверена Дарья Щорс, менеджер по персоналу в СОФТКОМ групп (с 2000 г.; продажа ПО и IT-услуги).

На интернет ресурсе www.billona.com.ua можно купить дизельный генератор. Купить дизель генератор – правильно вложить свои деньги.

Но HR-специалистам в светских организациях, показав пряника, часто демонстрируют логический кнут: от бывших безработных требуют переквалификации, посещение вебинаров, тренингов и специализированных семинаров. Алена Ивченко рассказывает о том, на что может рассчитывать бывший студент: «Почти все эти люди связанны с гуманитарной сферой, поэтому энергичным (творческим, креативным) экстравертам подойдут специальности, граничащих с рекламой, переводом и сферой продаж, интровертам можно предложить работу с написанием текстов, например контент-менеджмент». Однако выпускник духовного вуза, даже пройдя перепрофилирование и обогатившись тренингами, будет всегда чувствовать моральное давление со стороны тех, кто имеет государственное образование, и испытывать ограничения в карьерном росте там, где владение специализированными знаниями ценится прежде всего. Следовательно, без хлеба духовное образование не оставит, но о материальном достатке (вне крупных украинских городов) и полноценную церковную самореализацию следует забыть. «Если кто-то принял для себя решение заработать много денег, ему нужно образование по управлению бизнесом, а те, кто чувствует призвание к служению, должны и духовно быть образованные», - ставит точку теперь уже работник банка Руслан Козлюк. Именно потому, что духовные заведения не отвечают на вопрос, как носителю духовных знаний жить и зарабатывать копейку, все больше молодых людей вынуждены относиться к христианскому образованию более прагматично: а что дальше?

Комментарии экспертов:

Дарья Щорс, менеджер по персоналу, компания СОФТКОМ групп

Мне кажется, что важнее в данном случае - знать и понимать, кем человек, имеющий духовное образование, хочет работать. Потому что дело не в дипломе. Современный бизнес в основном не ориентируется на эти документы. В частности, это обусловлено полным беспорядком на этапе выбора профессии и поступления в вузы. Я считаю, что люди, получившие духовное образование, могут рассчитывать на любую должность в современной компании. Просто нужно сосредоточиться на собственных сильных сторонах, знаниях и навыках, которыми хочется пользоваться в процессе работы и развивать. Где такому человеку будет комфортно работать? Вопрос «Что я хочу делать» должен быть первичным вообще для каждого, кто ищет работу. Стратегия профессионального развития личности и поиска места трудоустройства должна исходить из ответа на эти вопросы.

Игорь Кобяковський, магистр религиоведения от Det Teologiske Menighetsfakultet (Oslo, Norge), сейчас - генеральный директор ООО Газавтоматика (г. Запорожье)

В англосаксонском мире университетская подготовка (не всегда, но часто) находится в контексте понятия humanity. Это - один из разделов академической науки, занимающаяся изучением человека, общества, философии и истории. Если человек с таким образованием не оседает в религиозной среде, то он / она идет в менеджмент, к тому же не всегда низкого или среднего уровня, ведь он / она знаком с обществом и людьми. Дополнительным преимуществом претендента на должность, «переходит» из духовной сферы в светский бизнес, можно считать знание языков (английского, прежде всего) и любые спецкурсы по менеджменту, коммуникации и психологии. Если кандидат овладел специфическими знаниями и опытом, что в цене у работодателя, шансы его трудоустройства растут. Впрочем, все это только начало: новоиспеченному работнику придется либо заниматься самообразованием, или, если серьезно, пытаться получить второе образование. Именно тогда он сможет надеяться построить какую-то карьеру.

Алексей Гордеев
Религиозно-информационная служба Украины
Перевод с украинского: www.batluk.net

Комментарии   

+1 #3 лара 27.11.2013 07:18
Людям, получившим духовное образование, тоже нужно кормить себя и свои семьи. Если они стараются найти достойную работу - это большой плюс для них. Другое дело, когда они будут стремиться обогатиться, заработать деньги любой ценой, в таком случае, абсолютно не понятно, чем руководствовалс я человек при обучении в религиозных заведениях? И в тоже время, мне кажется, что каждый руководитель компании не отказался бы от порядочного, верующего сотрудника.
#2 Екатерина 29.06.2013 08:10
Каждый человек, имеющий духовное образование, должен для себя решить, что он хочет в жизни, продолжить себя в духовной сфере или найти совершенно другую работу по другой специальности. Чаще всего такой выбор зависит от таких факторов, как семья, нехватка денег. Мне кажется, что люди, имеющие духовное образование имеют такие незаменимые качества как честность, правдивость, открытость, которые помогут им проявить себя в любой специальности, обучиться новой профессии. Просто им надо дать возможность проявить себя.
+8 #1 al_friendster 05.05.2012 15:58
Кстати, эта статья вызвала некоторый резонанс среди людей, косвенно связанных с образованием. Но мне искренно хотелось бы увидеть реакцию людей, которые это образование делали: ЕААА, рук-во университетов.